Кристен Каллихен На крючке 23 страница

ГЛАВА 33
.


У МЕНЯ ЕСТЬ Анна, всецело моя, на целых семь дней. Семь дней, которые я начал называть Святой Троицей буквы "С" - семь дней для Секса, Сна и подкрепления Сил. Все это нам так необходимо. Моя кровать - это базовый лагерь, хотя иногда мы совершаем налеты на диван, на кухонную столешницу и один раз на мою скамью для качания, хотя я не могу вспомнить, как мы туда попали. Однако я четко помню то, как Анна кончила, как стеночки ее киски сжимали меня, как она кричала. И это снова возбуждает меня, пока я хромаю на кухню за очередной порцией еды.

Как парень, который всегда Кристен Каллихен На крючке 23 страница жил по расписанию, я думал, что буду злиться и нуждаться хоть изредка выбираться из дома, но знаете, мне нравится перерыв. Пока я не думаю о футболе, я счастлив. Расслаблен. Когда я в последний раз был расслаблен? Даже не помню. Но вот, что я точно знаю, так это то, что за данное ощущение мне стоит благодарить Анну. Анну, которая любит меня. Боже, ее любовь изнуряет меня. Я чувствую себя таким слабым, как чертов котенок, и настолько большим, как гребаная гора.

И словно мои мысли притягивают ее, Анна заходит в гостиную. Вот только у нее в руке ее сумка. В ответ мое Кристен Каллихен На крючке 23 страница сердце уходит в пятки.

- Ты уезжаешь? - думаю, мои слова звучат легкомысленно, но может это и не так. Я слишком неуравновешен, чтобы адекватно оценить это.

Она бросает сумку на диван и завязывает волосы в хвост.

- Мне нужно кое-что постирать.

- Ты можешь сделать это здесь, - круто. Прозвучало так, будто я умираю от потребности.

Она мимолетно улыбается мне.

- Я знаю. Но в некотором роде мне надоела эта одежда.

Верно. Ну, это уже аргумент.

Двигаясь, как всегда грациозно, Анна направляется на кухню.

- После завтрака, думаю отправиться домой и кое-что заняться.

Я стучу ногтем по своему стакану с апельсиновым соком Кристен Каллихен На крючке 23 страница.

- Ладно.

Не знаю, что со мной не так. Мне нравится уединение. Анна должна иметь возможность уехать, когда пожелает. А я должен нормально к этому относиться. Я просто знаю, что в тот момент, когда она выйдет из этого дома, то заберет с собой солнечный свет.

Раздается громкое и длительное жужжание, и воздух наполняется запахом кофе. Кофе-машина. Грей принес ее обратно, сделав вид, что он одолжил ее на то время, пока я лежал в больнице - ложь, за которую я ему очень признателен. Особенно после того, как Анна завизжала будто ребенок в Рождественское утро и набросилась на меня с объятиями, когда я сказал Кристен Каллихен На крючке 23 страница ей, что купил эту штуку для нее.



Анна несет свою полную чашку кофе к стойке и садится на барный стульчик. Она одета в белую мешковатую футболку и укороченные брюки. Чертовски сексуально. Я очень хочу задрать ее футболку и пососать сладкие вершинки ее груди, но дыра у меня в животе не желает исчезать.

Не замечая моего кислого настроения, Анна убирает упавшие ей на лицо локоны и делает глоток кофе.

- Сегодня я собираюсь встретиться с Айрис и Джорджем, - она смотрит на меня, и я замечаю сомнение в выражении ее лица. - Тебе тоже стоит выбраться из дома. Возможно, потусоваться с друзьями Кристен Каллихен На крючке 23 страница. Декс постоянно названивает.

Она боится, что я стану отшельником. Слишком поздно.

- Очень тонко, Джонс.

Она усмехается.

- Одно из многих моих достоинств.

Я фыркаю.

- Ладно. Я прогуляюсь, - не хочу этого делать, но будь я проклят, если дам ей причину жалеть меня.

- Хорошо, - она хватает банан, при этом хмурясь, а потом кладет его на место и спрыгивает с табурета. Ее шикарная попка приподнимается, когда Анна шарит в холодильнике. - Что ж, думаю, увидимся завтра.

Моя рука с силой сжимает стакан.

- Ты можешь вернуться сегодня вечером, Анна. Это будет нормально. У тебя есть ключ.

Она не смотрит на меня, пока тянется к йогурту.

- Нет Кристен Каллихен На крючке 23 страница. Будет уже поздно, - не то, чтобы я очень волнуюсь. - И в любом случае, я должна дать тебе некоторое пространство. Хоть ненадолго.

Черт, ее руки двигаются так быстро, доставая упаковку йогурта, перемешивая его, вертя в руках ложку. Я слежу за тем, как она порхает по кухне, и мое сердце ухает вниз.

- Тебе нужно пространство? - говорю я так осторожно, как только могу. Но она замирает неподвижно, словно пойманный вор, смотря на меня настороженно. Я чувствую, что мы оказались словно на минном поле.

- А тебе? - нападает она в ответ.

Несмотря на волнение, улыбка касается моих губ.

- Мы так и будем ходить вокруг Кристен Каллихен На крючке 23 страница да около?

Ее плечи немного расслабляются. А губы отражают мою улыбку.

- Возможно. Почему бы тебе не определить, что ты подразумеваешь под этим самым пространством, а я расскажу тебе, что подразумеваю я.

Эта одна из девичьих уловок, которые разработаны таким образом, чтобы оставить вас уязвимым, чтобы вы провалились в выкопанную вами же самими яму. Я знаю это. Как и она. Но ее уверенный взгляд говорит, что лучше бы мне ответить, или же я свалюсь в какую-то иную яму. Чертова женская логика. Я провожу рукой по своим волосам.

- "Пространство" подразумевает возможность для нас обоих совершать разные штуки Кристен Каллихен На крючке 23 страница совместно, потому что мы хотим быть вместе. Однако мы можем делать какие-то вещи по отдельности, потому что хотим сделать их раздельно.

Медленно, она кивает, а ее взгляд ни на секунду не отрывается от моего.

- Я бы сказала тоже самое.

Некое напряжение спадает с моих плеч.

- Если быть предельно откровенным, - говорю я, - твое присутствие освещает мой день.

Анна немного прикусывает свою губу, но не может скрыть удовлетворенное выражение, что расцветает у нее на лице.

- Ты тоже мой свет.

Сейчас моя очередь кивать, не глядя на нее, потому что не хочу, чтобы она заметила выражение облегчения у меня на лице.

Анна снова Кристен Каллихен На крючке 23 страница смотрит на меня.

- И это все, что ты хочешь сказать, а? - она машет рукой так, словно выуживает из меня остальные слова. - Давай, я знаю, что есть нечто большее.

Я сжимаю свой затылок.

- Переезжай ко мне, - слова покидают мой рот, прежде чем я даже успеваю их толком осмыслить. Вот так они и повисают между нами, бомба с заведенным механизмом. Анна щурится, глядя на меня.

Ее рот открывается и закрывается до того, как слабое "Что?" наконец вырывается из моего горла.

Мне хочется съежиться. Но я не отступаю, не отвожу взгляда.

- Знаю, у тебя, вероятно, есть куча хороших, логичных причин Кристен Каллихен На крючке 23 страница, почему мы не должны жить вместе так скоро. Черт, я сам могу придумать с дюжину таких причин прямо сейчас. Но вот в чем дело... - мои пальцы широко раздвигаются на столешнице, а гранит холодит мою ладонь, - в начале я двигался осторожно, не желая спугнуть тебя или давить на тебя...

- Но ты не прочь надавить на меня сейчас? - перебивает она, в ее голосе слышна ирония, но на лице сияет неуверенная улыбка. Именно эта улыбка и дарит мне надежду, что девушка не развернется на своих каблуках и не убежит от меня в любую секунду.

- Это не так. Тогда я не был честен с тобой Кристен Каллихен На крючке 23 страница. На счет того, чего я хотел, - я делаю шаг ближе к ней, и моя рука тянется над стойкой. - И в результате все полетело в тартарары.

Темные тени подкрадываются к ее глазам. Вина. Я знаю это, но не собираюсь забирать обратно свои слова. Я понижаю голос, стараясь говорить мягко, но убедительно.

- Так что я думаю, что сейчас нужно выложить все карты на стол. Потому что, Анна, - мои пальцы прикасаются к холодным пальцам ее руки и крепко переплетаются с ними, - когда я говорил, что хочу всего, то подразумевал это на самом деле. Я хочу засыпать с тобой и просыпаться с тобой. Каждый Кристен Каллихен На крючке 23 страница день. Мысль о твоем отъезде домой сегодня вечером и о том, что мне придется спать без тебя...Ненавистна мне.

- Правда?

- Ты кажешься удивленной.

Ее губы слегка приоткрываются, когда Анна машинально качает головой.

- Нет. Я... Я тоже ненавижу это. Я просто не знала, хочешь ли ты, чтобы я осталась или ушла или... - она смолкает, выглядя взволнованной.

Это уже больше, чем гребаный проблеск надежды.

Я сильнее сжимаю ее пальцы.

- Вероятно, мне следует заканчивать с признаниями о моих намерениях.

- А есть еще что-то? - она борется с улыбкой.

- Ага, - я тяну ее вокруг стойки так, чтобы она оказалась прямо передо мной Кристен Каллихен На крючке 23 страница. Ее голова отклоняется назад, когда Анна смотрит на меня, и я прикасаюсь большим пальцем к линии ее щеки. Мое сердце буквально ударяется о ребра. Я выхожу за пределы разумного. Но хочу этого так сильно. Я извлек свой урок - Анна слишком важна для меня, чтобы использовать полумеры.

- Однажды, - говорю я ей. - Я хочу жениться на тебе.

Все ее тело рефлекторно вздрагивает, ее челюсть отвисает.

- Жениться на мне?

Я не могу сдержать улыбку в ответ на ее шок.

- Не сейчас. Мы пока что не готовы, - я провожу кончиком большого пальца по ее нижней губе. - Но однажды. В один день я попрошу тебя Кристен Каллихен На крючке 23 страница об этом и надеюсь, ты скажешь "да", - я прикладываю ладонь к ее щеке. - Ты для меня все, Анна Мария.

Она делает шаг в мое личное пространство, ее рука ложиться мне на талию, тогда как другая накрывает мое предплечье, с силой сжимая его. Мое сердце делает кульбит, прежде чем на меня накатывает чувство легкости. Анна заглядывает мне в лицо, немного улыбаясь.

- Потому что иногда ты просто знаешь?

Усмешка касается моих уст.

- Ты обратила на это внимание.

А затем она ныряет в мои объятия, ее руки скользят по моей груди к шее. Внутри меня разливается тепло, и я наклоняюсь Кристен Каллихен На крючке 23 страница, чтобы встретиться с ней губами, но останавливаюсь в дюйме от них.

- Это значит да?

Она тоже замирает, а на ее щеках появляются ямочки от улыбки.

- Ты знаешь, тебе было совсем не обязательно меня уговаривать. Я и так собиралась ответить "да".

Мой желудок сводит. Она прижимается ближе, покусывая мой подбородок, направляясь к чувствительному уголку моего рта. Я ощущаю, как сжимаются мои яйца.

- Правда? - мой рот почти накрывает ее, желая поглотить, но Анна уклоняется, красиво улыбаясь в ответ, а затем мимолетно проводит своим губами по моим.

Я хватаю ее за бедра, с силой притягивая к себе.

- Джонс.

- Бэйлор, - она смеется и, наконец, сдается Кристен Каллихен На крючке 23 страница, ее пальцы играют с кожаным ремешком у меня на шее. - Конечно, я бы сказала "да", - ее большой палец ласкает деревянную щепку, которую я отколол от двери дома моих родителей. И когда наши взгляды встречаются, ее глаза широко открыты, такие насыщенно зеленые. - Ты - мой дом, Дрю.

Я рвано выдыхаю.

- Мы будем домом друг друга.


РАЗГОВОР С ДРУЗЬЯМИ о моем переезде к Дрю проходит именно так, как я и ожидала, то есть не очень хорошо. Прямо сейчас Айрис набрасывается на меня.

- Ты, блин, с ума сошла? - она следует за мной в мою комнату, наблюдая за тем, как я открываю Кристен Каллихен На крючке 23 страница шкаф и вытаскиваю чемодан, с которым моя мама отправила меня в колледж. - Вы только что сошлись. Почему ты должна к нему переезжать?

- Потому что он попросил об этом? - я швыряю чемодан на свою кровать. - И потому что я хочу этого?

Джордж заходит в комнату.

- А как же Айрис? Ты не можешь так просто бросить ее.

Я смотрю на него, прежде чем подойти к своему комоду.

- Думаешь, я поступаю именно так? - меня ранит то, что он так думает, но я выдержу это; любовь делает людей безумными. - Я все еще буду платить за аренду здесь, пока Айрис не переедет учиться в магистратуру.

- Так Кристен Каллихен На крючке 23 страница Дрю типа станет тебе кем-то вроде сладкого папочки? - Айрис усмехается этой идее.

- Ага, потому что вот такая я, - я закатываю глаза. - Он владеет домом и оплачивает лишь коммунальные услуги. Я же буду покупать продукты, - я хотела оплачивать больше вещей, но Дрю настоял на таком распределении. Его имя на всех счетах, и у него есть деньги, так что мы пошли на компромисс.

Айрис плюхается на кровать и лениво клацает замком на чемодане.

- Я понимаю, что ты рада вернуться к Дрю, Банана, но очнись, ты же избегала привязанности словно чумы, а сейчас собираешься съехаться с ним?

Я не могу Кристен Каллихен На крючке 23 страница винить Айрис в скептицизме. Если бы я сама себя услышала неделю назад, то подумала бы то же самое. Но все меняется. Люди растут.

- Несколько месяцев я закрывалась, не подпуская Дрю, уверяла себя, что потеряю саму себя, если подпущу его. Что он разобьет мне сердце. Но это я погубила свою душу. Я была чертовски несчастна.

Даже воспоминание об этом причиняет боль. Я отбрасываю его, глубоко вздыхая.

- Я счастлива с Дрю.

- Это еще не значит, что ты должна с ним жить, - говорит она.

- Нет, не значит. Но если само его присутствие рядом делает меня счастливой, тогда зачем держать дистанцию из Кристен Каллихен На крючке 23 страница страха, что все это не сработает? Это было бы глупо.

- Но ты так молода. Разве ты не хочешь посмотреть, что еще мир может тебе предложить?

Словно жизнь прячется где-то за углом, и я найду ее, если продолжу поиски. Это то, что нам все обещали, неуловимое кольцо из латуни, которое всегда останется вне досягаемости, но однажды оно вдруг появится прямо перед нами. Но я не хочу жить в этом беличьем колесе. Я пыталась, и это было отстойно.

Я качаю головой.

- Я привыкла думать, что если пойму чего хочу от жизни, то все станет на свои места. Сейчас же, - я Кристен Каллихен На крючке 23 страница пожимаю плечами, - сейчас я думаю, что счастье не зависит от идеальной работы, дома и жизни. Счастье - это не конечный пункт, знаешь ли? Это серия моментов. То есть, не это ли и есть жизнь? Моменты? Здесь и сейчас?

Я засовываю свое белье в чемодан.

- Ага, мне нужно разобраться чего я хочу в своей жизни. И я могла бы, в конце концов, построить самую крутую карьеру в мире, но вечером, когда день окончен, к кому я приду домой, кто разделит со мной мои успехи, чтобы борьба была стоящей. Для меня этот человек - Дрю. Так что да, возможно, это опрометчиво и когда Кристен Каллихен На крючке 23 страница-то ударит меня же в лицо, но я не боюсь. Я так сильно взволнована, как никогда в жизни. И просто... поддержите меня, ладно?

- Черт, - тянет Джордж, улыбаясь. - Крутой монолог, - он уворачивается от носка, который я запускаю ему в голову. А затем выражение его лица становится серьезным. - Если ты так уверена в этом, тогда у тебя есть мое благословение, дитя Анна.

Я целую его в макушку.

- Спасибо, Джордж, - и тут я даю ему щелбан. - Умник.

Он смеется. Но Айрис явно не весело. Ее темные глаза все еще полны волнения. Что меня очень беспокоит.

- Рис?

Медленно она качает головой.

- Я все еще считаю Кристен Каллихен На крючке 23 страница тебя сумасшедшей. Но согласна с Джорджем. Если ты так уверена, я поддержу тебя.

- Я никогда не была так сильно уверена ни в чем, - я думала, что потеряю себя в Дрю. Но правда состояла в том, что я нашла себя в нем. Мне никогда не приходило в голову, что Дрю мог быть тем, кто потеряет веру.



ГЛАВА 34

СПЕРВА Я НЕ вижу проблемы. Все, что я вижу - Дрю. Единственное, что занимает мои мысли - то, как мы мгновенно сходимся во всем, когда я переезжаю. Мы так слажены, что это похоже на бесконечную вечеринку с ночевкой у самого любимого в мире Кристен Каллихен На крючке 23 страница человека. Так что, конечно, я не замечаю первые признаки беды.

Все в порядке до конца следующей недели, но когда начинают появляться его друзья, я замечаю, что что-то не так. Во-первых, Дрю не хочет их видеть. Это его коллеги по команде. Эти парни практически все время проводят вместе. А сейчас? Сейчас Дрю скрючился на самом дальнем кресле, глядя в никуда, пока ребята тусуются с их тренером на диване, просматривая игру NFL. Они ведут себя довольно шумно, кричат и смеются, бросая друг другу шутливые оскорбления. Они мне нравятся.

А еще они едят. Много. Я тороплюсь обратно на кухню Кристен Каллихен На крючке 23 страница, за еще одной миской чипсов, когда Дрю хватает меня за руку.

- Ты не обязана их обслуживать, детка.

Я провожу рукой по его волосам.

- Я на половину ирландка, а на половину итальянка и родом с юга, Дрю. Практически нереально удержать меня от угощения людей напитками и едой, - честно, думаю, что умерла бы от стыда, если бы не делала этого.

Его брови сходятся на переносице, пока он сердито смотрит на парней.

- Тогда я скажу им уйти. Проблема решена.

Смеясь, я целую его в лоб, и его рука мгновенно оборачивается вокруг моей талии. Я наклоняюсь к нему, потому что, кажется, он в этом нуждается Кристен Каллихен На крючке 23 страница.

- Но мне нравится, что они здесь. Они - твои друзья. А это означает, что они и мои друзья.

Он бурчит что-то себе под нос, но я игнорирую это, надеясь, что его настроение поднимется, когда он знает, что со мной все в порядке.

Но нет. Его настроение становится еще хуже. Он утопает в молчании, так очевидно кричащем о том, что Дрю раздражен.

- Йоу, Дрю, - зовет его друг Роландо. - Мужик, тебе нужно выбираться отсюда. Клянусь, раньше ты разговаривал больше, а сейчас сам не свой, - он усмехается, говоря это, и бросает чипсину в голову Дрю.

Дрю убирает ее.

- Уверен, что Кристен Каллихен На крючке 23 страница ты чешешь языком за нас всех, Лондо.

В его тоне нет и намека на юмор. Я не много знаю о его команде, но кажется, что Дрю и Роландо близки. Взгляд Роландо мечется ко мне, и я вижу в его глазах волнение, которое подпитывает мое собственное.

Все становится еще хуже, когда наступает перерыв между таймами, и один из парней переключает ТВ на ESPN. Как назло дикторы как раз обсуждают Дрю и его шансы вернуться в топ рейтинги. Очевидно, что большинство экспертов называли его номером один. Сейчас же, из-за повреждения его ноги, вопрос витает в воздухе. Все ребята замирают, а Дрю совсем каменеет Кристен Каллихен На крючке 23 страница, но кажется, никто не в силах переключить канал.

Свет от экрана мерцает, освещая каменное выражение лица Дрю, пока он наблюдает, как какой-то здоровенный парень в костюме строит предположения на счет ноги Дрю. Мое сердце болит за него. А затем дикторы упоминают, что они посетили кампус. В секунду мой желудок ухает вниз. Черт. Я как раз вышла за едой - или пополнением запасов, как называет их Дрю - и меня, мягко говоря, не оставили не удел.

Я медленно подхожу к пульту.

- Возможно, нам следует посмотреть...

- А вот, что сказала Анна Джонс, девушка Дрю Бэйлора, - объявляет репортер.

Мое лицо Кристен Каллихен На крючке 23 страница вспыхивает на экране, а микрофон толкается под мой нос, пока я пытаюсь сбежать с парковки возле Пигли-Вигли. Я ощущаю, как жар заливает мои щеки. Боже, неужели мое лицо и правда такое круглое?

Мгновенно все оживляются, бросают на меня взгляды, а затем снова смотрят в телевизор. Я не могу заставить себя встретиться взглядом с Дрю. Хочу плакать. Но вместо этого смотрю в экран. На видео мое лицо в мгновение ока искривляется, когда мне надоедает слышать сомнения в голосе репортера, видеть то, как скоро они повернулись против своего героя. Я хочу врезать каждому из них.

- Вы называли его Бойцом не Кристен Каллихен На крючке 23 страница просто так, - кричит мой голос через динамики. Я выгляжу злой. Я помню эту злость. Она переполняла меня, сделала мои слова жестокими. - Потому что он никогда не бросал дело на полпути. Вам стоит доверять ему, что и на сей раз он не проиграет, - моя ТВ-версия проталкивается мимо съемочной группы и убегает к машине Дрю.

Сейчас мое лицо реально горит. Взгляды всех направлены на меня, но я волнуюсь лишь об одном из них, однако, как раз он-то на меня не смотрит. И затем я замечаю, что остальные парни начинают усмехаться.

- Ты задала им жару, - говорит Маршал, тем самым зарабатывая щелбан Кристен Каллихен На крючке 23 страница от Декса.

- Никто не смеет смешивать с грязью нашего парня, - настаивает Роландо. - Особенно рядом с нашей, надирающей задницы, девочкой.

Грей ловит мой взгляд, и небольшая смущенная улыбка играет на его губах. Я сильнее краснею.

И тогда все они разражаются смехом и разговаривают, будто ничего такого не случилось.

Я смотрю на Дрю до тех пор, пока он наконец-то не поднимает голову. Я не могу понять, о чем он думает, и это меня пугает. Подхожу к нему ближе, но боюсь прикоснуться. Мне не следовало разговаривать с прессой. Никогда не говорите со СМИ. И я это знала.

Все еще не встречаясь со Кристен Каллихен На крючке 23 страница мной взглядом, Дрю берет меня за руку. Его ладонь холодная и сухая, когда парень переплетает наши пальцы и целует их.

- Ты заступилась за меня, - это тихое бормотание.

- Конечно, я это сделала. Я всегда вступлюсь за тебя, Дрю.

Он прижимает губы к моим пальцам.

- Мне жаль, что тебе пришлось иметь с этим дело.

- А мне нет, - говорю я. - Мне лишь жаль, что им нужно спрашивать о таком. Конечно же, ты вернешься.

Он отводит взгляд.

Вскоре Дрю хромает в нашу комнату, ссылаясь на усталость. И больше он не возвращается. С того дня он больше не зовет парней в гости. Его способность Кристен Каллихен На крючке 23 страница избегать их впечатляет, вот только еще сильнее она беспокоит меня.

- Я хочу только тебя, - шепчет он напротив моей шеи, закутавшись в темный кокон нашей постели. - Только тебя.

Это должно меня радовать. Но нет.



ПОКА Я НЕ думаю о футболе, я в норме. Но мир не хочет, чтобы я перестал думать о футболе. Меня начинают возмущать виды, которые имеются на меня у фанатов. Я отдавал всего себя футболу. Сейчас я устал.

Тренер ожидает, что я вернусь к тренировкам, осталась всего одна игра до Национального чемпионата. Мне нужно быть там, выразить свою поддержку. Трус во мне хочет скрыться. Я не хочу видеть Кристен Каллихен На крючке 23 страница жалость окружающих. Но моя команда заслуживает лучшего с моей стороны. Так что я пойду на игру. А еще тренер хочет, чтобы я начал физиотерапию. Мне нужно прийти в форму, как только нога заживет.

Я пообещал сходить к физиотерапевту, но не сделал этого. Я не делаю ничего. И это ложится грузом на мои плечи. Но кажется, я не могу избавиться от данной тяжести. Я знаю, Анна все замечает. Она ничего не говорит, но это ненадолго. Она не была бы Анной, если бы держала свое мнение при себе.

Что еще хуже? Ночные кошмары. Они атакуют меня, и это отстойно. Я просыпаюсь Кристен Каллихен На крючке 23 страница, дрожа и потея. Мне требуется слишком много времени, чтобы осознать, что я не на поле, что мой шлем не утопает в грязи, что у меня во рту нет травы, и моя кость не сломана пополам.

Что я в порядке. Пока я не думаю о футболе, то буду в норме.

Сложно не думать о чем-то, что вы так любите.

Анна вышла прогуляться с Айрис. Она злилась, когда уходила, крутила в руках ключи от машины и, рассеяно поцеловав меня, поспешила к двери.

Я сижу на табурете возле кухонной стойки и верчу в руке крышку от бутылки. Она разочарована во Кристен Каллихен На крючке 23 страница мне? Может Анна хочет, чтобы я чаще выходил на улицу? Я тру пальцами щетину на моей челюсти. Черт, я не выходил из дома несколько недель, не желая видеть людей. В последний раз я осмелился выйти, чтобы сходить на осмотр, в результате получил кучу жалостливых похлопываний по плечу, один здоровый мужик даже плакал у меня на плече - боже, помоги мне - все превратилось в полнейший кошмар. Я начал потеть и меня почти стошнило до того, как Анна забрала меня домой.

Она не сказала почти ничего, просто отметила, что люди чертовски странные. Когда мы оказались в безопасности дома, она отвела Кристен Каллихен На крючке 23 страница меня в кровать и заняла мои мысли и тело на всю ночь. То, как я к ней привязался, неправильно. Это еще одна вещь, которую, кажись, я не могу остановить.

Стук в дверь вырывает меня из лап собственного страха. Я буквально вздрагиваю, моя спина напрягается, а сердце стучит слишком часто. Раздраженно рыча на самого себя, я отталкиваюсь от стойки и иду к двери.

Тренер стоит у меня на пороге, его обветренное лицо скрыто козырьком бейсболки. Он одет повседневно, что в его случае означает, что на нем слаксы и рубашка поло. Для меня же это кажется подозрительным. Вероятно, тренер не в курсе того, что Кристен Каллихен На крючке 23 страница о нем говорят. Костюм означает, что он собирается надрать ваш зад. Повседневная одежда говорит о том, что он придет к вам, как друг, надеясь сломать вашу оборону, прежде чем вы осознаете, что вас обыграли.

- Эй, тренер, - я отступаю, впуская его.

- Дрю, - он направляется на кухню. Он был здесь достаточное количество раз, чтобы знать планировку дома. Тренер помог мне выбрать этот дом. Помог мне оторвать мою задницу от земли, когда умерли мои родители. А сейчас я не хочу видеть его здесь. Запах его дорогого одеколона сжимает мое горло как удавка.

Он оборачивается и окидывает меня взглядом сверху донизу.

- Как поживаешь Кристен Каллихен На крючке 23 страница?

- Хорошо, - я хромаю к стойке. На ней стоит полупустая бутылка пива. Я хочу выпить ее и в тоже время выбросить куда подальше, спрятать от тренера.

Я устраиваюсь, упираясь руками в холодный мрамор столешницы.

- Хотите пива или чего-нибудь еще? - боже, я просто хочу, чтобы он убрался из моего дома. Его присутствие душит меня.

Он спокойно смотрит на меня.

- Ты часто пьешь?

Я не могу сдержаться и фыркаю.

- Хотелось бы думать, что я не настолько прозаичен, чтобы стать алкоголиком. Или наркоманом, - добавляю я, потому что знаю, его следующий вопрос будет об обезболивающих.

Раздражая меня, он улыбается так Кристен Каллихен На крючке 23 страница, словно я заставил его гордиться собой. От этой улыбки мне хочется что-то разбить. Но через секунду она блекнет.

- Ты пропустил еще один сеанс физиотерапии.

Что я могу сказать? Ничего. Тяжесть на моих плечах растет.

Я чувствую, как тренер наблюдает за мной.

- Хочешь рассказать мне, почему ты так поступил? И почему не пришел на тренировку? Может ты и не в состоянии играть, но ты все еще член команды. Твое отсутствие плохо влияет на тебя и на команду.

Никогда я не слышал такого сильного разочарования в голосе своего тренера. Я откашливаюсь. Я не могу сказать ему правду. Как сказать этому человеку Кристен Каллихен На крючке 23 страница, что я не хочу возвращаться?

В столовой размеренно тикают огромные часы, которые моя мама спасла из старого разрушенного здания в Чикаго. И тут тренер делает шаг ко мне.

- Если бы ты только мог видеть себя моими глазами, - он качает головой. - Я просто хочу, чтобы ты не растрачивал весь тот потенциал, что имеешь, в пустую, Дрю.

- Ага, ну, как и я, - к сожалению, не все подвластно моему контролю. Я переношу вес на здоровую ногу и говорю то, что нужно сказать, чтобы тренер ушел отсюда. - Послушайте, я не пропущу следующий сеанс физиотерапии.

Удушье нарастает, сдавливая мое горло и переполняя легкие.

- Перелом Кристен Каллихен На крючке 23 страница чистый, - говорит он. - Ты молод и здоров. Ты поправишься и вернешься в лучшую форму очень быстро.

Я совершаю ошибку, встречаясь с ним взглядом. И, блин, это так глупо, потому что наши взгляды замирают друг на друге, и я знаю, он видит меня насквозь. Он видит все, что происходит у меня в голове, видит, что я напуган. В этот миг я слышу звук соприкосновения моей ноги с полом, и что-то щелкает у меня в мозге, и я осознаю, что все, на что когда-либо полагался такое же зыблемое, как дым.

Возможно, он тоже вспоминает сейчас о моем отце, чья профессиональная карьера Кристен Каллихен На крючке 23 страница закончилась в результате травмы в колледже. Мой отец не горевал по этому поводу, но потеря преследовала его. Я видел это в его глазах, в том, как он иногда становился отстраненным, особенно когда мы начинали говорить на счет меня и NFL. Мой отец был замечательным человеком, самым лучшим, кого я когда-либо знал. Но я не хотел бы стать ним, не таким образом.

Тренер должен понимать это. Он дружил с моим отцом. Напряжение между нами натягивается сильнее, и я так сильно хочу отвести взгляд, что сжимаю зубы.

- Дрю, - тренер делает паузу, и я знаю, сейчас все станет еще хуже. - Возможно Кристен Каллихен На крючке 23 страница, было бы хорошо, если бы ты встретился с консультантом...

- Нет, - кричу я, желая сохранить спокойствие. - Я не чертов... - я резко вздыхаю и поднимаю руку. - Я не обращусь к консультанту, ясно? Так что давайте закроем эту тему.

Его взгляд напряжен.

- Нет ничего постыдного в том, чтобы поговорить с кем-то.

- Думаете, я этого не знаю? - я опираюсь о стойку так, чтобы перенести свой вес и унять боль в ноге. - Я разговаривал достаточно, когда умерли мои родители. Я в порядке, - я сердито смотрю на него. – Ладно?

Тренер вздыхает.

- Просто подумай об этом, сынок.

- Я не ваш сын, - чудно, сейчас я Кристен Каллихен На крючке 23 страница кажусь раздраженным. Я хватаюсь за свои волосы, стараясь снова не закричать.

- Я знаю это, - говорит он тихо. - Но данный факт не значит, что я не могу заботиться о тебе и не волноваться о том, через что тебе сейчас приходится пройти, - его взгляд пронизывает меня. - И я обещал твоим родителям, что присмотрю за тобой. Я не отступаю от своих обещаний. Как и ты.

Нож в спину. Потому что, когда я согласился принять участие в программе тренера после того, как он поклялся поступать со мной по справедливости, я пообещал своим родителям, что буду уважать права человека. Сейчас же я Кристен Каллихен На крючке 23 страница не могу сказать ничего, чтобы это не выглядело как оборона. Я сжимаю переносицу, а затем тру свои ноющие глаза. Мне просто хочется спать.

Тяжелая рука тренера ложится на мое плечо и сжимает его.

- Просто подумай об этом, ладно?

Тупо, я киваю в ответ; пустое обещание, и нам обоим известно об этом.

Возможно, станет легче, когда Анна вернется домой. Она может отвлечь меня лучше, чем что-либо. Правда в том, что я желаю лишь ее рядом с собой в эти дни. И это, должно меня волновать, я знаю.

Дата добавления: 2015-11-04; просмотров: 2 | Нарушение авторских прав


documentaogflvt.html
documentaogftgb.html
documentaoggaqj.html
documentaoggiar.html
documentaoggpkz.html
Документ Кристен Каллихен На крючке 23 страница