В начало. Скрытый диктофон

Скрытый диктофон

В работе под маской в «ролевом репортаже» редко удается вести систематические и подробные записи, как при обычном, открытом интервью, или же на некоторых этапах расследований.

Некоторые журналисты используют скрытый диктофон, но большинство предпочитает в таких случаях не рисковать, и просто запоминать. После важного разговора авторы долго вспоминают и систематизируют услышанное.

Однако бывают ситуации, когда игра – дело нешуточное. Так, когда обозреватель «Московских новостей» Наталья Геворкян решила сделать разоблачительный материал о «подвигах» ОМОНА в Риге, ей пришлось действовать в образе переводчицы своих иностранных коллег-журналистов, оставив все документы.

Она записывала на магнитофон, делала пометки в блокноте якобы для того, чтобы В начало. Скрытый диктофон потом «исправить ошибки в переводе»:

«Помогло мне то, что я очень хорошо знаю английский. Такой вот получился театр. Настоящее актерство».

У журналистов, собирающих компрометирующие сведения, довольно часто возникает проблема «скрытого диктофона»

Человек может категорически отказаться говорить под диктофон. Признавая его право на отказ, многие журналисты, тем не менее, свидетельства записывают скрытно. Этот не совсем корректный поступок иногда бывает оправдан: не используя текст разоблачения в материале, не называя имени, журналист «на всякий случай» (на случай суда) имеет свидетельство, что встреча состоялась, что «герою» или жертве предоставили возможность изложить свою точку зрения.

Если журналист гарантирует человеку неразглашение его имени или обещает В начало. Скрытый диктофон не использовать точного и адресного цитирования его слов, не демонстрировать в тексте диктофонную запись как документ – это условие надо затем соблюсти, использовать информацию как косвенную.

В начало

РЕЗЮМЕ

Традиционно, использование метода перемены профессии добавляет весомости суждениям журналиста по конкретной ситуации.

Противники этого метода уверены, что журналисты не имеют права обманывать людей ни при каких обстоятельствах. Известно, однако, кредо одного из классиков метода, Гюнтера Вальрафа: «Чтобы сорвать маску с этого общества, надо замаскироваться».

Интересно, что решение одного из многочисленных судов, на котором выступал ответчиком репортер, перекликалось с его девизом: суд признал, что автор имеет право «путем смены обличья собирать информацию, в выявлении которой заинтересована В начало. Скрытый диктофон общественность»; метод этически оправдан, если цель его использования – защита людей от злоупотреблений властью.

Несомненно, однако, что ролевой репортаж выдвигает дополнительные требования к профессионализму журналиста: тут подразумевается особый актерский талант, требуется психологическая выдержка, подчас – физическая выносливость. И, конечно же – повышенная осмотрительность и обостренное этическое чутье.

В каждой редакции должны быть выработаны четкие, даже жесткие критерии для определения границ дозволенного при пользовании «скрытым пером». Необходимо ставить заслон обману, подлогу, неблаговидным поступкам, совершенным под маской.


documentaogcpwr.html
documentaogcxgz.html
documentaogderh.html
documentaogdmbp.html
documentaogdtlx.html
Документ В начало. Скрытый диктофон