Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница

Возьмите, например, почтовую службу. Когда таковая была введена Франклином еще в колониальной Америке, она стала главным средством связи, объединившим тринадцать разных колоний. Если Америке суждено было стать Америкой, а жителям тринадцати колоний — американцами, они должны были поддерживать связь Друг с другом, и роль правительства состояла в том, чтобы удеше- вить эту связь, сделать ее доступной для всех, а не ждать появления частной почтовой службы, которая могла возникнуть в новой стране. Но сегодня ситуация изменилась. Существуют частные почтовые службы, которые действуют эффективнее государственных, а объединяют нас частные средства массовой информации, но не возможность отправить друг другу письмо первого класса по Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница единому тарифу в 32 цента. «Юнайтед парсел» или «Федерал экспресс» были бы рады взять на себя функцию почтовой связи. Точно так же частные компании готовы были бы построить и эксплуатировать платные дороги. Установив штрих-коды на машинах и сенсорные устройства на улицах, мы могли бы сделать все дороги, в том числе и городские улицы, платными. Социальное страхование могло бы уступить место частным пенсионным программам.

При капитализме, основанном на принципе выживания сильнейшего, роль правительства сводится к минимуму. Когда в «Контракте с Америкой» говорится о всеобщей приватизации, то речь идет об отступлении государственного сектора. По мере такого отступления правительство начинает терять авторитет и возрастает Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница вероятность ускорения этого процесса. В политических спорах государственное фактически противопоставляется частному, а не рассматривается как фактор, необходимый для существования процветающего частного сектора.

С этой точки зрения экономическая стабильность и рост оказываются предоставленными самим себе. Экономическая и социальная справедливость не признается как цель. Любая попытка собрать налоги, особенно по прогрессивной шкале, или распределить доход иначе, нежели в соответствии с рыночными показателями, нарушает принцип стимулирования труда и эффективности рынка и приводит к нелучшим результатам. Перераспределение дохода — главная функция всех современных правительств — объявляется незаконной. Люди должны иметь возможность сохранить то, что они заработали. Все прочее делает рынок менее эффективным, чем он Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница может быть. Правительства существуют для охраны частной собственности, а не для ее изъятия.



Чтобы играть в капиталистическую игру, экономика должна начать с некоего первоначального распределения покупательной способности. Каким оно должно быть? Здесь и только здесь может проявиться роль правительства. Когда первоначальные стартовые позиции определены, рынок сам обеспечивает оптимальное рас- пределение покупательной способности для следующего витка экономической деятельности. Игра в разгаре, и существующие в условиях рынка различия в доходах справедливы, так как они «естественны» и являются результатом «честной» игры. Эта знакомая для капитализма проблема сегодня возникает в бывших коммунистических странах. Чтобы перейти от коммунистической экономики к капиталистической, должно быть Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница введено право частной собственности на то, что раньше принадлежало государству. Хотя капитализм не выдвинул теории, доказывающей, что одна форма распределения лучше или хуже других, какое-то распределение прав собственности все же должно быть установлено. В «старом» капиталистическом мире эта стартовая линия была пройдена очень давно.

Помимо обеспечения чисто общественных благ и субсидирования либо налогообложения видов деятельности, имеющих положительные или отрицательные внешние факторы, у правительств есть еще одна роль. Капитализм не может действовать в обществе, где царствует воровство. Ему нужна правовая база, гарантирующая неприкосновенность частной собственности и обеспечение выполнения контрактов. Но как отмечали консервативные экономисты вроде Гэри Бекера, капитализм, которому для Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница функционирования нужна неприкосновенность частной собственности, может обойтись без государственных прокуроров или государственных полицейских4. Контракты и право частной собственности могут быть обеспечены правом каждого судиться друг с другом для осуществления своих законных прав. Что касается правовой системы, капитализму в каком-то виде она необходима, но может быть элементарной, во всяком случае гораздо меньшей по масштабу, чем та, которая существует сегодня в государственном секторе.

Этот аргумент, однако, имеет слабые стороны. Возьмите, к примеру, проблему воровства. Можно защитить право частной собственности с помощью замков, сигнализации и частных охранников. Но это стоит дорого. Гораздо эффективнее привить людям такие социальные ценности, которые не позволяют им Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница воровать. При наличии таких ценностей защита частной собственности не стоит ничего. Склонная к агрессии личность приручается социально, а не сдер- живается физически. Общества не могут нормально функционировать, пока большинство их членов не начинают добровольно вести себя подобающим образом5. Но кому решать, какие ценности следует прививать молодежи? У капитализма на этот вопрос нет ответа. Ценности — это всего лишь личностные предпочтения. Они не занимают главенствующего положения. При капитализме цель системы состоит в максимальном удовлетворении личных потребностей посредством предоставления человеку права личного выбора. Люди — лучшие судьи своих действий и их последствий, и они лучше других могут решить, что способно поднять Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница их благосостояние. Они принимают наивыгоднейшее решение, совершается свободный обмен, рынок подводит баланс, и места для социального выбора почти не остается. Речь о социальных идеалах, таких, как равенство или честность, вообще не идет.

В итоге с точки зрения капитализма правительство скорее могло бы своим вторжением навредить экономике, чем ей содействовать. Поэтому в нем чаще видят то, что мешает развитию экономики, чем нечто содействующее ее успешному функционированию. Согласно консервативному взгляду на правительство, люди представляются склонными к насильственным действиям и подчиняющимися центральной власти в обмен на безопасность и стабильность. Хаос, отсутствие права частной собственности вызывает потребность в правительстве. Но исторически все было не так Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница. Капиталистическая концепция правительства может быть точнее всего определена как запоздалая. Группы появились раньше личностей. Только социальная поддержка и социальное давление и делают человека человеком.

Ни одна большая группа человеческих существ никогда не жила как сообщество индивидуумов. Никогда дикари-индивидуумы не собирались вместе, чтобы сформировать правительство в своих собственных интересах. Правительство или социальная организация существуют так же давно, как и человечество. Личность не существовала до возникновения государства, а социальный порядок не был результатом ее сознательного подчинения. Личность — непосредственный продукт общества. С течением времени она постепенно обрела социальные права, а отнюдь не уступила их обществу в об- мен на блага Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница с его стороны. Социальные ценности сформировали индивидуальные, а не наоборот. Личность — это продукт общества, а не то, что приносится ему в жертву.

В этом негативном взгляде на правительство отсутствует понимание того, что свободный рынок нуждается в поддержке физической, социальной, психологической, образовательной и организационной инфраструктуры. Более того, чтобы личности не враждовали беспрестанно друг с другом, рынку требуется некая цементирующая основа.

С биологической точки зрения некоторые виды — животные-одиночки, живущие порознь, пока не наступает время спаривания. Другие виды — животные стадные и групповые. Человек явно относится ко второму виду. Любое процветающее общество должно признать эту реальность, но капитализм не желает этого делать. Общества должны Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница поддерживать баланс между двумя свойствами человеческой натуры. Да, человек стремится к удовлетворению личных интересов, и в то же время не только они волнуют его. Да, правительственные чиновники иногда заботятся не об общественном благе, а преследуют личные цели, однако это не всегда так. Проблема не в противопоставлении личного выбора общественным обязательствам, а в поиске оптимального сочетания личного и общественного, что дает возможность обществу жить и процветать.

У капитализма нет доказательств того, что он достигнет некой главной цели — максимального роста производства или наивысших доходов населения. Он лишь претендует на то, чтобы быть системой, максимально обеспечивающей удовлетворение индивидуальных человеческих потребностей. Но Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница он не выработал теорию, объясняющую, как формировались эти потребности в прошлом, как формируются они сейчас и что с ними произойдет в будущем. Он удовлетворяет извращенные саморазрушительные потребности так же успешно, как и потребности альтруистические и гуманитарные. Откуда бы эти запросы ни появились и как бы ни сформировались, капитализм существует ради их удовлетворения. Поэтому суть капитализма не во внушении понятия честности с целью удешевления системы. Сущность его в том, чтобы все максимально реализовали свою полезность путем осуществления индивидуальных личностных потребностей. В связи с этим желание стать преступником столь же законно, как и желание стать священником.

Можно утверждать, что наше Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница общество в прошлом было эффективнее и человечнее и может стать более эффективным и человечным в будущем, если молодежи привить правильные социальные ценности. Это утверждение, может быть, и верно, но никто не знает, как этого добиться. Что такое правильнее ценности и как мы сможем прийти к единому мнению? У христианских фундамента-листов своя система ценностей, тогда как Другая часть населения их не разделяет. Если бы даже удалось договориться о ценностях, то где граница между законным и незаконным особами их насаждения? Если все же удастся прийти к согласию в вопросах о целях и методах, то как противостоять фундаментальным тектоническим сдвигам экономических пластов? Ценности Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница не внушаются сегодня и не будут внушаться завтра ни семьей, ни Церковью, ни прочими общественными институтами. Они внушаются и будут навязываться телевидением и другими электронными средствами массовой информации.

Последние делают деньги, продавая человеку острые ощущения. Людям нравится смотреть, как нарушаются существующие социальные нормы. Кто-то даже станет говорит что показ правонарушений нужно разнообразить, иначе приедаются даже самые яркие зрелища. Кража машины и преследование полицией вызывают острые ощущения в первый и, может быть, в сотый раз, но в конце концов это перестает волновать, и зритель требует демонстрации более серьезных преступлений. Острые Ощущения продаются. Соблюдение существующих или новых социальных Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница норм не вызывает острых ощущений — это не продается. Противостояние желанию украсть автомобиль никогда не будет волновать зрителя. Такова логика жизни.

По мере того, как товары дорожают, отдельные люди начинают покупать меньше. Дети и семьи не составляют исключения. Семейные структуры распадаются во всем мире. Только Японии удается совладать с тенденцией увеличения количества разводов и числа детей, рожденных вне брака6. Повсюду становится больше неза- мужних матерей; их число в возрасте от двадцати до двадцати четырех лет почти удвоилось в мире с 1960 по 1992 год, а в возрасте от пятнадцати до девятнадцати лет — выросло в четыре раза. В этом отношении Соединенные Штаты не являются Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница лидером, занимая шестое место7. Количество разводов растет как в развитых, так и в развивающихся странах, равно как и количество семей, где глава — женщина. В Пекине разводы выросли с 12 до 24% всего за четыре года — с 1990 по 19948. Семьи, где глава — женщина или где женщина обеспечивает половину и более дохода семьи, повсеместно становятся нормой.

По мере того, как мужчины перестают быть основным кормильцем, образование детей дорожает и занимает больше времени, а у молодежи становится все меньше возможностей поддерживать семью сезонными или побочными заработками (что было нормой, когда большие семьи жили на фермах), расходы на содержание семьи растут одновременно со снижением возможностей заработка Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница. С точки зрения экономического анализа дети — это дорогой потребительский товар, стоимость которого к тому же стремительно растет.

В Америке 32% мужчин в возрасте от 25 до 34 лет зарабатывают меньше, чем требуется для того, чтобы семья из четырех человек жила выше уровня бедности. Если семья хочет иметь приемлемый жизненный уровень, мать тоже вынуждена работать. Перед женщинами ставится двойная задача: идите работать, чтобы поддерживать семью, но оставайтесь дома и занимайтесь воспитанием детей. Она идет работать и вливается в ряды рабочей силы для поддержания экономического положения семьи и при этом выполняет дома вдвое больше работы, чем ее муж; она все время находится Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница в состоянии стресса.

Не одна только экономика в ответе за такое положение вещей. Как показали опросы общественного мнения, самореализация личности ныне ценится выше, чем семья9. «Конкурентоспособная личность» развивается за счет «сплоченности семьи». Потребительская культура «Я» вытесняет инвестиционную культуру «Мы».

Естественный ответ — создавать меньше семей и иметь меньше детей. В Соединенных Штатах процент семей с находящимися на иждивении детьми упал с 47% в 1950 году до 34% в 1992 году. Если в семье все-таки есть дети, то родители проводят с ними меньше времени — на 40% меньше, чем тридцать лет назад. Если мать работает, то более двух миллионов детей остаются без присмотра взрослых как до Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница, так и после школы. Фактически ими вообще никто не занимается, потому что ежедневная плата за заботу о них поглотила бы большую часть того, что зарабатывает мать, и не было бы смысла работать.

Сельская семья трудилась как единое целое, дети с раннего возраста имели реальную экономическую ценность, особенно в период сева и сбора урожая. Старшее поколение могло заботиться о детях и немного работать. Большая семья заменяла систему социального обеспечения в случае болезни, нетрудоспособности или преклонного возраста. Человек поддерживал семью и покидал ее неохотно, потому что без нее было трудно прожить.

Сегодня члены семьи поддерживают ее в меньшей степени, потому что это не Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница столь необходимо для их благополучного экономического выживания. Люди больше не трудятся всей семьей. Зачастую они редко видят друг друга, потому что часы их работы или учебы не совпадают. Повзрослев и иногда живя за тысячи миль друг от друга, они теряют друг друга из вида. Раздельное проживание разрушает расширенную семью- Она перестала служить средством социального обеспечения. Эти функции переняло государство, и семья не возьмет их на себя вновь, даже если государство откажется от своих обязанностей. На языке капитализма дети перестали быть «центрами прибыли» и превратились в «центры издержек». Дети по-прежнему нуждаются в родителях, но родителям дети не Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница нужны.

Дело кончается тем, что у мужчин возникает сильное побуждение избавиться от семьи и семейных обязанностей. Когда мужчины уходят из семьи, их реальный жизненный уровень повышается на 73%, тогда как уровень жизни брошенной семьи падает на 42%10. В 25% семей с детьми на иждивении нет мужчины. Мужчины покидают семью по разным причинам: либо не желая отцовства, либо в результате развода, чтобы уклониться от уплаты алиментов, либо будучи рабочим-мигрантом из страны «третьего мира», который вскоре перестает посылать деньги домой. Современному обществу не удается сделать из мужчин отцов. Свое благополучие они видят только вне семьи11 . Но где же моральное давление социальных ценностей, призывающих жертвовать Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница собственными интересами ради семьи? В современном обществе ценится свобода выбора, а не узы. Матерей создает природа, а отцов должно создавать общество.

С другой стороны, женщины в Соединенных Штатах получают пособие, только если в доме нет мужчины. Уровень жизни детей в государственных воспитательных учреждениях зачастую выше, чем в распадающихся семьях. Матерей-одиночек можно заставить работать, но эта работа обходится государству дороже, чем выплата пособия. Чтобы работа была экономически обоснованна, им нужно предоставить оборудование, руководство, профессиональную поддержку. Заработная плата при этом должна быть такой, чтобы она покрывала ежедневный уход за детьми и транспортные расходы. Производительность труда женщин в настоящее время не оправдывает Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница их заработок, который должен покрывать связанные с работой расходы, а платить столько, сколько нужно, чтобы сделать эту работу экономически оправданной, государство просто не хочет.

Исторически родитель-одиночка никогда и нигде не был нормой, но существование по законам патриархата с экономической точки зрения изжило себя. На семейные ценности ведется атака — не государственными программами, отваживающими от создания семьи (хотя есть и такие программы), не телевизионными и радиопередачами, принижающими ее значение (хотя есть и такие), но самой экономической системой. Она просто не дает семьям жить по старинке — с отцом, приносящим большую часть дохода, и матерью, берущей на себя большую часть домашних Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница забот. Семья среднего класса с одним кормильцем исчезла.

Устройство семьи не определяется экономикой... но оно должно соответствовать экономическим реалиям. Устройство традиционной семьи им не отвечает. В результате семья — это институт, находящийся все время в движении и под давлением. Дело не в «закалке характера», а в жестком экономическом эгоизме или, точнее говоря, в нежелании подчинить личные интересы интересам семьи. Экономическая реальность заставляет обсуждать кардинальные вопро- сы, касающиеся ее организации. Изменения внутри капиталистической системы во все большей степени делают семью и рынок несовместимыми.

Поскольку низкооплачиваемые рабочие никогда не получали пенсий от частного сектора или медицинской страховки, они не рискуют их потерять. Поскольку Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница они никогда не ждали повышения по работе и никогда не верили, что их заработная плата будет возрастать на протяжении их жизни, их надежды не могут рухнуть. Люмпен-пролетариат не играет никакой роли в политической жизни. От него нельзя ждать революции, он инертен. Бедные в Соединенных Штатах даже не ходят голосовать.

Особое значение имеют ожидания среднего класса. Его рухнувшие надежды могут стать причиной революции, поэтому среднему классу теперь внушается мысль, что его прежние идеалы несовременны12. Все меньше представителей этого класса смогут обзавестись собственными домами. Им придется жить в мире, где растет неравенство и где у большинства падает реальная заработная плата. Эпоха Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница ежегодных прибавок к зарплате осталась позади; людям не приходится ждать повышения уровня жизни даже для своих детей.

Средний класс напуган, и напуган недаром. У него нет унаследованных состояний, в поисках экономической стабильности он вынужден полагаться на общество, но именно здесь ему не на что рассчитывать. Правительство отказывается от политики обеспечения экономической стабильности, а корпорации относятся к ним как к «наемникам», которым положено все меньше и меньше дополнительных льгот, гарантирующих благополучие.

Богатые оплачивают частных охранников, а среднему классу приходится жить на небезопасных улицах, учить детей в плохих школах, созерцать неубранный мусор и разрушение системы общественного транспорта. Как удачно Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница выразился консервативный аналитик Кевин Филлипс, «средний класс — это, скорее, социальное мировоззрение, нежели определенный уровень материаль- ного комфорта», но все меньше людей будет иметь такое мировоззрение, ибо в конечном счете оно должно основываться на реальной жизни13.

Реальность постепенно просачивается в сферу представлений и меняет их. В 1964 году только 29% населения говорили, что управление страной ведется в пользу богатых, но в 1992 году таких уже было 80%. И, судя по экономическим результатам последних двадцати лет, с ними трудно не согласиться.

На наших глазах религиозный фундаментализм поднимается, словно лава из жерла проснувшегося вулкана. Связь этого грозного социального явления с экономикой очевидна. В нем находят убежище Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница те, кто проигрывает в хозяйственном отношении или не в состоянии выдержать экономическую неопределенность, не зная, что необходимо для достижения успеха в новой, грядущей эпохе. Когда нарушается равновесие, перестают действовать прежние типы человеческого поведения, а новые ценности, в которых ощущается необходимость и которые рано или поздно появятся, становятся угрозой старым, привычным моделям. Когда нарушается равновесие, растет неопределенность. Никто не знает точно, что должен делать человек, чтобы добиться успеха... никто не может дать общее определение тому, что такое успех, и даже тому, что морально, а что аморально.

Несмотря на то, что люди — особенно американцы — часто говорят : «Мы любим перемены», — они терпеть их не Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница могут. Не нужно быть циником, чтобы признать: утверждая, что они любят перемены, американцы предпочитают смотреть, как меняются другие, чем меняться самим. Китайское проклятие «Желаю тебе жить в интересные времена» (примерно равнозначное западному «Да гореть тебе в аду») весьма точно отражает реальные человеческие воззрения. Интересные времена — это период перемен, когда человеческое поведение должно меняться. Сказать человеку, что он дол- жен измениться, если хочет выжить, равнозначно пожеланию, чтобы он горел в адском пламени.

Исторические периоды неопределенности всегда характеризовались подъемом религиозного фундаментализма. Люди не терпят неопределенности, и многие ищут спасения в вере, когда неусто-чивость физического бытия становится непереносимой. Так было в Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница средние века, так происходит и сегодня. Люди спасаются от экономической неопределенности окружающего их реального мира в мире религии, который гарантирует им спасение, если они будут следовать предписанным правилам.

В эпоху раннего средневековья было немало христианских религиозных фанатиков, и папы всячески стремились избавиться от них. Самобичевание (стремление обеспечить себе место в раю путем умерщвления плоти) — наиболее известная средневековая фундамента-листская практика, хотя в те времена существовало много других обрядов, которые практиковали последователи культа Пресвятой Девы Марии, бегинии, некроманты. Современные боснийские мусульмане некогда принадлежали к одной из многочисленных сект, существовавших в эпоху средневековья (нео-манихейская секта бо-гомилов, которые морили себя Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница голодом, отстаивая более простой и чистый монотеизм и выступая против изощренных ритуалов, дорогих церковных одежд и порочной торговли индульгенциями). В период владычества на Балканах Оттоманской империи они перешли в мусульманство; чтобы избежать преследований со стороны своих римско-католических и греко-православных соседей, принадлежавших к религиозному истеблишменту.

Религиозный фундаментализм (индуистский, мусульманский, иудейский, христианский, буддистский) набирает силу повсюду. Фундаменталисты проповедуют, что те, кто будет идти по строго предписанному пути, обретут спасение; те же, кто не будет следовать предписаниям, понесут наказание. В их мире все предельно ясно.

Исламский фундаментализм в Алжире — это от 30 до 40 тысяч убитых гражданских лиц и Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница объявленная война против всех иностранцев (в том числе лиц французского происхождения, пусть даже и родившихся в Алжире)14. В Израиле юноши-фундаменталисты обвязываются бомбами и взрывают себя вместе с людьми на автобус - ных остановках в центре Тель-Авива. За это они прямиком вознесутся на небо и будут предаваться радостям любви со множеством прекраснейших дев. Награда сродни той, что была обещана «асса-синам» в средневековой Персии. Американский еврей-фундамента-лист поливает автоматным огнем мечеть в Хевроне и убивает двадцать девять молящихся мусульман. Его могила превращается в место паломничества его религиозных единомышленников. Израильский раввин выносит смертный приговор лидеру своей страны в соответствии с доктриной Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница религиозного преследования. В Индии индуистские Фундаменталисты разрушают мусульманскую мечеть, простоявшую четыре столетия, и громят мусульманские кварталы в Бомбее. В Кашмире и Пенджабе бушуют религиозные войны, которым не видно конца...

В Соединенных Штатах христианские Фундаменталисты убивают врачей, делающих аборты, пускают под откос поезда, требуют введения молитв в школах для детей своих соседей независимо от их религиозных убеждений (во имя нравственности я обязан контролировать поведение ближних), взрывают федеральное здание в Оклахома-Сити, в развалинах которого погибли 167 человек, в том числе 19 детей. Пресвитерианский священник, убивающий врача, делающего аборты, знает, что «поступает правильно»15. Бог обязал его убивать и обрек на мученичество.

Когда Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница произошел взрыв в Оклахома-Сити, американцы сразу же приписали его «мусульманским фундаменталистам», даже не зная еще, чьих рук это дело, но они очень неохотно употребляли выражение «христианские Фундаменталисты», узнав, кто это сделал. Арестованные были связаны с мичиганским вооруженным формированием самообороны, организованным двумя христианскими священниками (один из них — владелец оружейного магазина), и называли себя «Армией Бога», объявившей войну федеральному правительству из-за преследования другой христианской фундамен-талистской секты, «Ветви Давидовой», [созданной] в [городе] Вако, штат Техас. Еще одна группа называется «Завет, меч и рука Бога». Примечательно, что христианская «Армия Бога» и шиитская мусульманская группа в Иране пользуются одинаковой терминологией и сражаются с Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница одним и тем же врагом — правительством США, «великим Сатаной» и воплощением зла.

Подобные группы организуют «курсы выживания» — проводят учебные стрельбы и учат жить среди дикой природы. Предсказывая гражданские войны и расовые бунты, они утверждают, что Америке грозит опасность иностранной интервенции со стороны войск ООН, но проповедуют, что «Бог поможет некоторым (их членам) выжить и увидеть более совершенный мир». В одном из их полевых уставов говорится даже, что «Иисус не возражал бы против применения смертоносного оружия». Здесь очевидны параллели с исламскими, индуистскими и буддистскими фундаменталистами, даже если американцы не хотят этого признать.

Американцы не желают называть такие группы христианскими Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница фундаменталистами под тем предлогом, что «истинные христиане» никогда бы не сделали того, что эти группы совершили. Поэтому христиане говорят о них как об отдельных фанатиках, а не как об организованном христианском фундаменталистском движении. Но правоверные мусульмане, евреи, индусы и буддисты скажут то же самое о своих фундаменталистах. «Истинные» мусульмане, евреи, индусы и буддисты тоже никогда бы так не поступили!

Все фундаменталисты, как и фундаменталисты-католики во времена инквизиции, стремятся установить свою диктатуру в обществе. Американский телевизионный проповедник-фундаменталист Пэт Робертсон в своей книге 1991 года «Новый мировой порядок» утверждает, что неопределенность мирской жизни в настоящее время есть «не что иное Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница, как новый мировой порядок для человеческой расы, где господствует Люцифер и его свита»16. В своем «Контракте с американской семьей» он пишет, что сорок миллионов американских избирателей-фундаменталистов должны «сосредоточить усилия на искоренении морального разложения и социального распада, вызванных тридцатилетней войной левых радикалов против традиционной семьи и американского религиозного наследия»17. Это отнюдь не проповедь демократического компромисса, а отражение взглядов тех, кто верит, что ведет безжалостную войну с самим дьяволом. Если человек победит в единоборстве с дьяволом, он должен вогнать кол в его сердце.

Как и в случае «Контракта с Америкой», каждый из пунктов «Контракта с американской семьей», навязываемого всему Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница населению, прошел обкатку при опросах общественного мнения, что дает возможность формулировать его так, чтобы от 60 до 90% людей с ним согласились18. Другой вопрос, захотят ли 60—90% американцев жить по этим правилам, когда они будут им навязаны. С радикальными мерами против порнографии будут согласны все до тех пор, пока не узнают, что подразумевается под порнографией.

Прежние правительства в Иране и Афганистане свергнуты, им на смену пришли новые фундаменталисты. Многообещающий мирный процесс на Ближнем Востоке замедлился. В Индии религиозные войны способствовали центробежным тенденциям, способным расколоть вторую по численности населения страну мира. В Турции возникает угроза существованию светского государства, когда турки-мусульмане видят по телевизору, как Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница в Боснии и Чечне убивают их единоверцев, а христианский мир при этом бездействует, — число фундаменталистов растет.

Тектонические сдвиги в экономике приводят к глубокому социальному расколу между теми, кто хочет вернуться к старинным добродетелям, теми, кто хочет наслаждаться новыми свободами, и теми, кто понимает, что вчерашние ценности не могут стать истиной завтрашнего дня. Когда равновесие нарушено, никто не может знать, какая модель социального поведения обеспечит людям выживание и процветание. Но поскольку старые модели, по всей видимости, не работают, необходимо опробовать новые, экспериментальные модели.

Моральные ценности, если им еще суждено существовать, должны способствовать успешному выживанию цивилизации. Истинные моральные ценности (благодаря Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница которым человечество смогло так долго существовать), касающиеся, например, сексуального добрачного воздержания молодых людей, не могут не измениться после изобретения противозачаточных таблеток. Однако экспериментирование с новыми формами семьи, многие из которых окажутся непригодными, пугает фундаменталистов, предпочитающих верить в определенность и вечные истины. Но как найти новые моральные ценности, которые помогут выживанию человечества, без тревожащих многих экспериментов?

Дата добавления: 2015-09-30; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


documentaofvmyz.html
documentaofvujh.html
documentaofwbtp.html
documentaofwjdx.html
documentaofwqof.html
Документ Новая постиндустриальная волна на Западе 15 страница